вход | регистрация | забыл пароль
подписаться на рассылку:

Мундир — есть. А честь?

12.07.13 | Мария Семенченко | www.day.kiev.ua

Случай во Врадиивке — не первый в Украине, к которому причастны представители правоохранительных органов, но один из тех, которые стали резонансными и консолидировали общественность. Активная позиция людей способствовала тому, что дело обрело огласку и его не спустили на тормозах: акции протеста с требованием справедливого суда и наказания виновных прошли не только во Врадиивке, но и в Киеве и Львове. Еще одна запланирована в Донецке. Но перерастет ли эта победа общества над милицейским произволом в настоящие перемены в этой системе? Сегодня едва ли не каждый гражданин чувствует себя незащищенным. А как иначе, когда насилуют, грабят и истязают те, кто должен защищать и спасать? Милиция не несет никакой ответственности перед обществом, человеком, только перед своим руководством. Переломив эту систему, можно строить новую. Но, говорят эксперты, реформы не возможны без участия общества.

Основатель ГИ «Сохрани старый Киев», общественный активист и блогер Игорь Луценко в своей колонке на сайте «Украинская Правда» пишет: «Безнаказанные садисты в погонах — это не пройденный нами урок истории. Мы получили в наследство машину репрессий УССР. Милиция, прокуроры и КГБ были максимально независимыми от воли граждан, максимально собраны в жестко управляемую сверху систему — так, как и надлежит палачам быть управляемыми и независимыми от их жертв». Блогер предлагает четкие шаги реформирования системы: «Первый принцип — это подконтрольность силовиков обществу. Прежде всего — через выборы. Все участковые должны избираться членами территориальной общины. Судьи и прокуроры должны также преимущественно избираться.

Второй принцип — разделение силового супермеханизма. Должны существовать отдельные службы милиции, независимые друг от друга и специализированные. Например... Независимая милиция общественной безопасности, руководителя которой избирает территориальная община — чтобы никто не мог своевольно скомандовать разогнать митинг, как это было, например, под Гостиным Двором... Все эти службы не должны оперативно управляться из одного центра».

Многие приводят в качестве примера опыт Грузии, где весь состав правоохранителей был уволен, а новый — молодой — набран. Будет ли такой сценарий перемен успешным в Украине? Ведь будут набирать новых из того же общества и в ту же систему, что и их предшественников. Тем более когда набирают, как часто это у нас бывает, по принципу непотизма — сыновей, братьев, кумовьев, племянников... Кстати, как себя чувствуют сегодня родственники милиционеров, которые совершили преступление? Как им жить теперь с такой репутацией?

«День» спросил у экспертов, с чего нужно начинать перемены в системе и какие конкретные практические шаги необходимо делать уже сегодня.

КОММЕНТАРИИ

«МЫ НЕ ДАДИМ ОБИДЕТЬ ЛЮДЕЙ»


Виталий ЯРЕМА, начальник Главного управления МВД Украины в г. Киеве в 2005—2010 гг., сейчас народный депутат от «Батьківщини»:

— Случай в Николаеве — это чрезвычайная ситуация для государства, для общества и, конечно, позорное явление для правоохранительных органов. Ввиду сложившихся обстоятельств, руководство МВД и государства нуждается в более решительных действиях. Нужно немедленно освободить от должности начальника областного управления МВД, руководителя прокуратуры, областной администрации. Извиниться перед людьми и полностью расследовать дело. Виновные должны быть наказаны. Досудебное следствие и судебное заседание должны пройти открыто, чтобы общественность поверила во власть, в правоохранительные органы.

Меня удивляет то, что вместо расследования дела, возбуждают уголовное дело против жителей Врадиевки, которые пикетировали местный райотдел милиции. Это — вызов обществу этой власти и констатация того, что они не хотят работать для людей.

В первую очередь, для того, чтобы изменить ситуацию, нужна политическая воля. Что же касается непосредственного реформирования, одни говорят, что нужно сокращать кадры, другие — поднимать заработную плату, но, по моему, нужно провести глубинную оценку ситуации и даже не переаттестацию личного состава, как говорит Захарченко. Это ничего не даст. Сегодня нужно привлекать максимум общественных организаций, общество, и показывать как можно прозрачнее деятельность милиции.

Когда я работал в органах, безусловно, были недостатки, были негодяи, но мы это всё показывали. Луценко тогда обвиняли, что он многих освободил, но мы освобождали негодяев: тех, кто в 2004 г. бросал кислоту в избирательные урны, тех, кто бил людей и прибегал к истязаниям и пыткам. Потом, при областных управлениях и МВД были созданы общественные советы — люди, юристы, общественные деятели — которые приходили и разбирали все дела. Таким образом, мы показывали людям, что боремся с негативами.

В настоящее же время МВД закрылось, общественные советы были ликвидированы. Служащих направляют для того, чтобы бить пикетчиков и митингующих. Реальной работы мы не видим.

Относительно критериев отбора в милицию — здесь ситуация такая же как с Конституцией: ее не нужно менять, нужно просто начать её придерживаться. Критерии определены присягой Конституции «клянусь служить украинскому народу». Если же человек служит не народу, а конкретной политической силе, Семье ли, другой ли структуре — это уже неправильно. Таких людей нужно увольнять. Однако, за три года, к сожалению, систему так и настроили — она работает на защиту интересов одной политсилы.

Нам досталась милиция советского образца. К величайшему сожалению, проведено очень мало реформ ради европеизации правоохранительной системы. Впрочем, только лишь реформирование милиции ничего не даст. Нужна комплексная реформа правоохранительной системы: прокуратуры, судов, СБУ. Можно давать людям больше полномочий, но и спрашивать за работу нужно больше — усилить ответственность. Нам не нужно выдумывать велосипед. Во многих европейских странах 60—70% граждан довольны деятельностью правоохранительных органов. Можно положить начало подобным изменениям, но это невыгодно. Например, завтра понадобится перекрыть улицу и вывести все Оболонское и Подольское райуправления, чтобы проехал Президент. Если органы будут функционировать в правовом поле, милиционеры откажутся это делать, апеллируя к тому, что это не их функция, стоять и смотреть, чтобы курица не выбежала на дорогу. Начинать нужно с мелочей.

ОПЫТ ГРУЗИИ: «УРОВЕНЬ ДОВЕРИЯ К ПОЛИЦИИ ВЫРОС ОТ 6% ДО 86%»

Ника ЧИТАДЗЕ, политолог, Тбилиси:

— Несмотря на то, что Закон «О полиции в Грузии» был принят еще в 1992 году, система, которая существовала в структурах МВД, была советской, коррумпированной. Во время правления Шеварнадзе (экс-президент Грузии. — Ред.) многих людей, которых арестовывали, отпускали за взятки. Как раз для этого их и задерживали. Народ не чувствовал себя в безопасности, однако ситуация изменилась после «революции роз».

После 2004 года был осуществлен ряд реформ. Началось привлечение интеллектуального потенциала в рамках реформирования МВД. Это получило положительную реакцию со стороны населения. Результатом стал тот факт, что уровень доверия к полиции вырос от 6% до 86%. В частности, произошло сокращение штатов — если в МВД до 2004-го числилось около 80 тысяч служащих, то это число сократилось до 29 тысяч. Помимо этого, был абсолютно изменен состав полиции. В частности, к службе были привлечены молодые кадры, которые получили определенное образование, в том числе в сфере юриспруденции — Кодексе уголовного права, Административного права и т.д. Специальное обучение проходили и представители патрульной службы. Количество ее сотрудников, которые к тому же напрямую контактировали с населением, составило 14 тысяч. Было также упразднено министерство госбезопасности Грузии, его включили в состав МВД. Кроме этого, в структурах МВД была создана служба контрразведки и служба по антитерроризму. В структуру МВД также вошел департамент государственной границы, который в рамках МВД был реформирован в пограничную полицию. Кроме этого, внутренние войска, по рекомендации НАТО, перешли в компетенцию министерства обороны. Увеличилось и само финансирование МВС, что поспособствовало уменьшению коррупции внутри этой структуры.

«МИЛИЦИЯ ДОЛЖНА ОКОНЧАТЕЛЬНО СТАТЬ СЕРВИСНОЙ СЛУЖБОЙ»
Андрей ЧЕРНОУСОВ, ведущий эксперт Харьковского института социальных исследований, кандидат социологических наук, разработчик новой концепции оценивания деятельности милиции:

— Лейтмотивом всего реформирования должна стать полная реорганизация, реструктуризация и переориентирование деятельности милиции. Де-факто милиция сегодня никому не подотчетна. Она подотчетна абстрактному министру внутренних дел, но не подотчетна народу, который обслуживает. Милиция должна окончательно стать сервисной службой, которая обслуживает людей, — как ЖЭК, как «Водоканал» и тому подобное. Она должна предоставлять услуги по охране общественного порядка.

Милиция у нас меняется: нельзя сказать, что сейчас она такая же, как была в начале 2000-х или в 1990-е. Нет. Но быстро измениться она не может, поскольку это большая нескладная система. Перемены должно диктовать само общество — активнее выступать, требовать, формулировать модель. Милиция в свою очередь должна опираться на доверие граждан, ориентироваться на то, насколько безопасно они себя чувствуют в своем месте проживания — в квартире, в селе, в районе, во Врадиевке или Киеве. Нужно переломить это разделение: есть милиция, а есть народ. Без общества реформирование милиции — невозможно. Нельзя говорить, что это дело исключительно государства и МВД, а не наше общее.

Милиция должна быть децентрализованной. Сегодня руководитель ГУМВД либо УМВД или руководитель райотдела милиции не подчинены обществу. Потому что у них ответственность только перед теми, кто стоит выше — начальником ГУМВД и министром внутренних дел. Как только у нас будет перестройка органов местного самоуправления, местной власти, местных администраций — будут изменения и в ситуации с милицией. Участкового можно не выбирать, но, по крайней мере, общество должно знать, кто их участковый. Наше исследование показало, что большинство населения этого не знает. Это катастрофично. Знакомство жителей с участковым — первые шаги к тому, что, может, впоследствии его будут выбирать.

А пока милиция подотчетна только министру внутренних дел, в таких населенных пунктах, как Врадиевка, будут происходить страшные вещи, о которых министр даже не знает. Это означает, что система управления неэффективна. Не может министр внутренних дел контролировать 250 тысяч штыков персонального состава. И никто не может. Это должно делать каждое сообщество отдельно. И из этих маленьких шагов децентрализации вырастет полноценная реформа, вырастет новая система, которая сможет выполнять те функции, которые возложены на милицию или полицию во всем цивилизованном мире.

Простое изменение персонального состава правоохранительных органов ни к чему не приведет. Должна быть философия в качестве почвы. Разумеется, нужны большие зарплаты, новое оборудование, новые машины, новые райотделы... Все нужно. Но в этом должна быть философия. Если мы будем просто закупать машины, то изменений не будет — и в дальнейшем будут такие случаи, как во Врадиевке. Это системная проблема. И я не сторонник того, чтобы всех уволить и набрать новых. Я поддерживаю переаттестацию. Часть правоохранителей нужно менять, так как они являются носителями устаревшей идеологии, которые не способны изменить свои подходы. Но есть нормальные, инициативные, интеллектуально развитые специалисты, которые хорошо выполняют свою работу. Но на этой переаттестации должны присутствовать представители общественности, чтобы этот процесс был прозрачным и граждане имели к нему доступ. Кроме того, мнение населения должно быть одним из самых главных критериев оценивания эффективности работы милиции.

«НАША ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ЗАВИСИМА ОТ... ВЛАСТИ И ДЕНЕГ»
Евгений ГОЛОВАХА, заместитель директора Института социологии НАН Украины, доктор философских наук:

— Эта милицейская жестокость уже становится системой. На Николаевщине это уже не первый случай... Есть вопрос: это проблема региональная или всеукраинская? В целом же это свидетельствует об уровне защиты, о культуре наших правоохранителей. Если у нас правоохранительная система коррумпирована, то на этом фоне возникают подобные случаи. Почему стражи порядка идут на такие дерзкие преступления? Потому что они верят в свою безнаказанность. Это очень серьезный сигнал. Начинать перемены нужно со всей системы правоохранительных органов. У нас все приходятся племянниками друг другу и, совершив преступление, остаются безнаказанными. Мне кажется, это должно быть предметом серьезного общественного обсуждения.

Перемены, реформирование системы правоохранительных органов нужно начинать сверху, с коррупции наверху. Реформировать на местах — очень трудно. Это вообще проблема высших ступеней нашего государства. Там должны быть люди, которые реально боролись бы с этим явлением. Наша правоохранительная система демонстрирует примеры того, что она зависима — от власти и денег. И оттуда, сверху, такая система переходит на все остальные уровни. Поэтому имеют место случаи бытовой преступности, совершенной самими правоохранителями.

Начинать перемены нужно с широкого публичного обсуждения. При участии, прежде всего, правозащитников, которые обладают информацией и могут ее привести. Инициировать такое обсуждение должны политики на высших ступенях, начиная с Президента, Верховной Рады, Кабмина. Это должна быть крайне серьезная дискуссия — о безнаказанности и коррупции, а теперь уже и бытовой преступности правоохранителей. Единственный путь к переменам — открытость и обсуждение.