вход | регистрация | забыл пароль
подписаться на рассылку:

Против пыток, за человеческое достоинство / Contre la torture, pour la dignité humaine

14.11.11 | Людмила Клот, Женева, 11.11.2011 | www.nashagazeta.ch

Против пыток, за человеческое достоинство / Contre la torture, pour la dignité humaine

 10-11 ноября в Женеве проходит Международный форум, посвященный вопросу предупреждения пыток и жестокого обращения с людьми в местах лишения свободы. Как это происходит в Украине, рассказал нам один из участников форума, Денис Кобзин, директор Харьковского института социальных исследований.

 Genève accueille les 10 et 11 novembre le premier Forum mondial pour la prévention de la torture en prison. Le directeur de l’Institut des recherches sociales de Kharkiv, Denis Kobzine, a relevé l’état des choses en Ukraine.

«Пытка – это преступление, которое разрушает тело, дух и честь того, кто становится ее жертвой. Ни в коем случае она не может быть оправдана, вне зависимости от обстоятельств»

 Таков лейтмотив проходящего сейчас в Женеве двухдневного Международного форума «Предупреждение пыток, соблюдение достоинства: от обещаний к действиям». На него собрались представители 84 стран, среди которых эксперты, защитники прав человека, сотрудники правоохранительной системы. Вместе они обсудили проблемы пыток и отношения к ним в обществе, а также приняли участие в заседаниях, круглых столах и семинарах, охватывающих все аспекты вопроса предупреждения пыток.

 Организатор форума, Ассоциация по предупреждению пыток – одна из многих международных гуманитарных организаций, базирующихся в Женеве. Она была создана в 1977 году по инициативе женевского банкира Жана-Жака Готье (1912-1986). В буквальном смысле слова вдохновленный примером основателя Международного Комитета Красного Креста Анри Дюнана, Готье считал необходимым появление независимой структуры, которая занялась бы предупреждением практики пыток в мире. «Покупать и продавать ценные бумаги в нужный момент, чтобы приумножить состояние клиентов, это увлекательная экономическая игра. Но я всегда думал, что в один прекрасный день займусь чем-то другим. Живя в кругу привилегированных, я должен был отдать долг другим людям... Пытка все больше и больше казалась мне абсолютным оружием на службе зла и позором нашего общества. Когда меня спрашивают, почему я начал заниматься проблемой пыток, я пытаюсь ответить: а как можно ее игнорировать?» - объяснял Готье свою позицию.

 В 1987 году, при участии Ассоциации по предупреждению пыток, была подготовлена Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. А в 2002 году Генеральная ассамблея ООН приняла «Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток».

Он предусматривает создание в каждой стране своего Национального механизма предупреждения пыток – независимого наблюдательного органа, который бы занимался регулярным мониторингом тюрем. Его сотрудники должны иметь возможность видеться с заключенными и членами их семей, изучать их личные дела, встречаться с сотрудниками и руководством тюрем, а также инспектировать условия содержания тех, кто лишен свободы.

 На сегодняшний день Конвенцию по предупреждению пыток ратифицировало 61 государство, а еще 22 подписали. Уже 37 стран создали свои Национальные механизмы предупреждения пыток – независимые наблюдательные органы. В них входят общественные деятели и защитники прав человека, представители управления внутренних дел, судьи, врачи, социологи и психологи.

 «Правительства многих демократических и развитых стран полностью поддерживают идею о том, что пытка – это преступление. К сожалению, этого недостаточно. Нужно бороться за искоренение пытки как отдельного явления на местах, за изменение общественного мнения», - заявил генеральный секретарь Ассоциации по предупреждению пыток Марк Томсон на пресс-конференции во время женевского форума.

 Со стороны России в работе форума никто не участвовал. Но в Женеву приехали представители правозащитных организаций Армении, Грузии, Молдавии, Казахстана, Киргизстана, Таджикистана и Украины. А мы смогли встретиться и побеседовать с украинцем Денисом Кобзиным, директором Харьковского института социальных исследований.

 Наша Газета.ch: Денис, расскажите, пожалуйста, какую организацию Вы представляете, и в чем заключается ее работа?

 Денис Кобзин: Институт социальных исследований в Харькове – не учебное заведение, а независимая неправительственная организация (НПО), которая занимается разработкой системного подхода к проблемам пыток и жестокого обращения с людьми. Институт был создан в 1999 году группой энтузиастов, бывших офицеров правоохранительных органов. Вначале мы работали под эгидой Министерства внутренних дел Украины, анализируя причины нарушений дисциплины в рядах сотрудников правоохранительных органов. Очень быстро нашим приоритетом стал вопрос: как сделать, чтобы работники милиции не нарушали права человека? На этом этапе у нас с МВД разошлись позиции, и наша организация начала работать самостоятельно.

 Большинство потенциальных жертв пыток находятся в тюрьмах, следственных изоляторах, полицейских участках. Но к числу наших подопечных следует относить и всех тех, кто живет в местах, которые не может покинуть самостоятельно: это психиатрические больницы и психоневрологические интернаты, детские дома, дома престарелых, центры для содержания эмигрантов. Всего в Украине, стране с населением в 40 миллионов человек, порядка миллиона жителей находятся в таких местах.

 Институт социальных исследований – это не орган расследования и наказаний, и его цель не в том, чтобы застигнуть «на горячем» того, кто поднял руку для удара… Наша повседневная работа – это посещения, контроль, отчеты, рекомендации. Мы боремся с бытовыми рутинными проблемами, от которых очень страдают люди в местах не столь отдаленных: с недостатком медицинского ухода, плохим питанием, скверными условиями содержания. Там, куда приходят контролеры, появляется отопление. По нашим требованиям в Харькове закрыли следственные изоляторы 1900-х годов постройки (подвалы), отремонтировать их было уже невозможно.

 НГ: Как к работе Харьковского института социальных исследований относятся власти?

 ДК: Мы будто живем в параллельных мирах. С одной стороны, мы говорим очевидные вещи, и никто не оспаривает тот факт, к примеру, что содержать заключенных в перенаселенных тюрьмах и скверных условиях - плохо. Но максимум, которого можно добиться на официальном уровне – это наказание конкретного виновника нарушения прав заключенного. Мы же хотим, чтобы системным изменениям подверглись процедура следствия, финансирование мест заключения, Уголовно-процессуальный кодекс.

 Отличие украинской тюремной системы от существовавшей в СССР в том, что у нас сегодня тюрьмы стали настоящим промышленным производством! В России ситуация такая же. Здесь изготавливается все, от пластмассовых ведерок до сложнейших вещей, причем практически бесплатно, силами заключенных. И, конечно, пенитенциарная система не заинтересована в том, чтобы кто-то заглядывал в этот бизнес...

 Но прогресс есть: мы вошли в создаваемую сейчас Комиссию по противодействию пыткам при правительстве Украины. Национального механизма предупреждения пыток, как это предусматривает Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток, в Украине пока нет.

 НГ: Говоря о проблемах людей в местах лишения свободы в Украине, невозможно не упомянуть имени самой знаменитой заключенной, Юлии Тимошенко…

 ДК: В том, что касается условий содержания, за Юлию Тимошенко можно не беспокоиться. По сравнению с тем, что нам доводилось порой видеть… Но вот что обращает на себя внимание, украинский президент Виктор Янукович, хоть и сам дважды побывал в местах лишения свободы, вовсе не проникся проблемами заключенных и не стремится как-либо улучшить их положение.

 НГ: Что дает Вам поездка в Женеву?

ДК: В первую очередь, обмен опытом. Здесь собралось множество людей, которых я за годы работы и поездок на международные конференции уже знаю, и они сталкиваются с теми же проблемами в собственных странах. Они также работают на энтузиазме, занимаются посещением тюрем, разрабатывают свои рекомендации их руководству. Во многих странах система посещения мест лишения свободы работает при омбудсмене, так делается в Грузии, Словакии, Армении, планируется в Казахстане. Омбудсмен же в Украине не стремится поддерживать такую деятельность.

 Следуя европейскому примеру, мы за эти годы трижды организовывали аналогичные форумы за предупреждение пыток в Украине – в Одессе, Львове и Судаке. В них участвовали наши волонтеры – их порядка сотни в различных городах, и представители зарубежных организаций защиты прав человека.

 Общество сегодня – украинское точно, швейцарское, возможно, в меньшей степени, но проблема эта общечеловеческая - расколото на две части. Одна хочет безопасности и готова одобрить жесткие методы, чтобы эту безопасность получить. Вторая во главу угла ставит права человека, но она, к сожалению, менее активна и ее меньше слышно… Наша цель также и в том, чтобы убедить ее активно проявлять свою позицию. В милиции, следственном изоляторе, интернате может совершенно неожиданно оказаться любой человек – как нарушитель, так и студент, домохозяйка или отец семейства. И защищая права заключенных сегодня, мы защищаем и наше собственное право не быть подвергнутыми пытке и жестокому обращению.

 От редакции: Международная ассоциация по предупреждению пыток подчеркивает, что пытки и жестокое обращение существуют не только в тюрьмах. Но и во всех местах, которые люди не могут покинуть по собственной воле. Это полицейские участки и изоляторы временного содержания, центры для несовершеннолетних преступников и для нарушивших закон военнослужащих, пограничные посты и центры для беженцев. Но также и психоневрологические больницы и интернаты, детские дома, медицинские учреждения и даже залы ожидания международных аэропортов. Везде, где человек оказывается в закрытом пространстве и зависит от воли другого, существует риск, что его права на достойное обращение будут нарушены.